Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты

История о старинной игре в альчики для «Сезона настольных игр»

5 из 5 (1) 17 апреля 2018 г.

Увлекательный рассказ-притча от Эльхада Нагиева о старинной игре в альчики.

Взлёт и падение Короля альчиков

Игра в альчики, похожа на игру в кости. Только вместо костяных кубиков, с цифрами на гранях, используют соединительные косточки конечностей овец. И при выпадении определённых положений или комбинаций из двух, редко трёх альчиков, считают очки, но не цифрами, а названиями. Например: аллём или суфы и т.д. И счёт естесственно ведётся на то, сколько заказанных комбинаций, бросит тот или иной игрок.

Давным-давно в окрестностях Бухары жила  многодетная семья дехканина Икрома и его жены Ильхом.

Несмотря на свою многочисленность, они жили неплохо. Всем семейством выращивали бахчевые: арбуз, дыню и другие овощи. Старшие сыновья продавали всё это на рынке Бухары. Семья не имела лишних денег, но и не бедствовала.

И рос в этой семье самый младший из детей, сын по имени Ганифаз. Родители, старшие братья и сёстры, очень любили своего младшенького, и поэтому позволяли ему всё. Старшие братья дарили ему альчики, каждую неделю новые, да ещё залитые бараньим жиром, а то и свинцом. Альчики становились тяжелее и поэтому альчики Ганифаза, были самыми сильными на их улице. И к 10 годам многие его сверстники боялись с ним играть, он выигрывал у всех. И даже в этом возрасте Ганифаз не работал, как другие братья в поле и по дому, не помогал своим сёстрам.

Никто не мог допроситься у него ни воды принести, ни дров наколоть.

А когда старшие братья с обидой говорили своим родителям:

— Почему Ганифаз не работает, как мы? Или не помогает по дому?

Родители неизменно отвечали:

— Он у нас последний, почти внук.  Как мы можем заставлять внука работать? И потом, вы уже взрослые, сами со всем справляетесь. Пусть живёт и радует нам глаз.

А Ганифаз только и делал, что играл с соседскими ребятами в альчики, никаких других игр он  и не признавал. Так постепенно он пристрастился к игре в альчики на суфы-аллём.

Суфы-аллём — это была такая игра на деньги в те времена. Мало-помалу Ганифаз освоил эту игру, и уже к восемнадцати годам стал выигрывать  даже у взрослых односельчан. И через некоторое время Ганифаз прославился, как лучший игрок в альчики у себя в кишлаке. Эта весть дошла до Бухарских игроков в альчики.

В один из дней к нему в кишлак поиграть в альчики пришли двое взрослых мужчин. Проиграли ему пять золотых червонцев, честно расплатились и ушли. А он счастливый, что выиграл  у городских, схватил золотые червонцы и пулей побежал в дом, поделиться радостью с отцом.

— Отец, я заработал пять червонцев!  радостно крикнул он, вбежав в дом и положил деньги отцу на колени.

Ничего не сказал старый Икром, только грустно посмотрел на сына, встал, встряхнул золотые со своей одежды и ушёл покачивая головой из стороны в сторону. Ганифаз ничего не понимая, собрал с пола деньги и побежал к матери, в женскую половину дома и вложив червонцы  в ладони матери, сказал:

— Смотри мама, эти золотые я выиграл у городских. Это мой первый заработок. Мои братья два месяца торгуют на рынке, чтобы принести в дом

столько же, а я заработал их за какие-то два часа. Возьми, мамочка.

— Нет сынок, не возьму. сказала мать мягко.

— Эти деньги ты не заработал, а обыграл людей. Ничего хорошего на эти деньги мы не сможем купить. Отдай их нищим как подаяние и больше никогда не играй в эти бесовские альчики.

— Как не возьмёшь? Это мои деньги, мне их отдали за труд моих рук, — вспылил Ганифаз.

Но старая Ильхом, не слушала его, а сидела опечаленная поступком своего любимого сыночка.

Наступил вечер, собрались все домочадцы и глава семейства рассказал о золотых червонцах. А потом встал и обращаясь к Ганифаз сказал:

— Сынок, отнеси свои червонцы нищим, как советовала твоя мама. Это будет правильное и богоугодное дело. А с завтрашнего дня отправляйся с братьями на рынок. Хватит, наигрался, ты уже взрослый.

— Да, хватит. Давно пора, — сказал самый старший брат.

— Завтра пойдёшь со мной на рынок и поможешь продать дыни.

— Нет!  крикнул Ганифаз.

— Никуда я с тобой и ни с кем не пойду. Вы такие деньги  и за два месяца не заработали, а я их выиграл за два часа. Вы все завидуете мне. Вы меня все ненавидите, — крикнул он братьям и держа золотые червонцы в руке, выбежал из дома и убежал на улицу.

Никто не ожидал от их любимца такого обвинения и они сидели несколько минут в оцепенении. А когда стало темно и луна поднялась на самую верхушку  неба, то все забеспокоились. Братья разом вскочили и побежали на улицу, искать Ганифаз. Несколько часов они бродили по кишлаку, заглядывая к соседям и друзьям младшего брата. Но никто не знал где Ганифаз.

И только к утру один из братьев узнал, что ночью, через кишлак, прошёл караван на Бухару. И они решили, что Ганифаз мог с ним уехать из кишлака. Это была самая беспокойная ночь в этой семье. Никто до утра так  и не уснул. Ильхома слегла от волнения и переживаний за своего младшенького.  А старый Икром корил себя за всё случившееся  с сыном,  с женой и он всю ночь простоял на коленях читая молитвы.

Тем временем Ганифаз, который действительно  уехал с караваном в Бухару, остался ночевать с погонщиками верблюдов каравана. Он не первый раз был в Бухаре. Раньше он приезжал с отцом или с братьями, и они останавливались в доме для торговцев на рынке. Но сейчас он не хотел идти туда, потому  что там его знали и могли рассказать его братьям о нём. А он не хотел, чтобы его нашли. Ганифаз решил уйти из дома, жить один и обыграть всех в Бухаре. И тем самым доказать всем, кто он такой, а кто его братья.

Несмотря на свои восемнадцать лет, Ганифаз был умным парнем. Он понял, что если он начнёт обыгрывать сразу всех в городе, то с ним никто больше не захочет играть. Такое с ним случилось, когда он обыграл всех в кишлаке. И он решил сначала присмотреться, поиграть и обязательно проиграть. А потом уже, когда его начнут узнавать, то и выигрывать.

Так он и поступил. А чтобы братья не нашли его, он изменил своё имя и когда спрашивали, как его зовут он отвечал:

— Ганифа из Самарканда.

Первые полгода он не выиграл много, но и не проигрывал всё. Постепенно его стали приглашать на крупные игры и он стал выигрывать всех, как и в кишлаке. Он выбрасывал любые комбинации из альчиков. А на очень крупные ставки —  дом или пригоршню золотых украшений, он бросал на заявку соперника и никогда не проигрывал. Так в течении следующих пяти лет, он стал знаменитым игроком в альчики и уже в Бухаре никто не садился с ним играть. И на сходке мошенников его провозгласили Королём альчиков!

Его завистники пустили слух, что Ганифа — сын шайтана, и тот ему помогает всегда. В городе его невзлюбили, а один раз даже побили палками, он еле успел спрятаться на кладбище. И Ганифа вынужден был бежать из Бухары.

Следующие пять лет Король альчиков, провёл в Самарканде, но снова, как только он стал выигрывать, его обвинили сыном шайтана, он и оттуда бежал в Багдад. В Багдаде он прожил ещё пять лет, а потом всё опять повторилось. Устав от гонений и не имея своего угла, он тайком приехал в свой кишлак с проходящим караваном. Ночью он пробрался в отчий дом, чтобы покаяться перед родителями. Но в доме был траур, вчера похоронили мать и он сам слышал, как его отец проклинал его, Ганифаза, за то, что тот пятнадцать лет назад сбежал и за это время ни разу не прислал матери  весточку о себе. Она, бедная, так и ушла в мир иной ничего не узнав о судьбе своего любимого, младшего сына. А на утро, он услышал от погонщиков верблюдов, что дети Икрома, поклялись никогда не пускать своего младшего брата не только, что в дом, но даже на могилу матери.

И Ганифаз с тяжёлым сердцем, также тайком, с тем же караваном, с каким пришёл сюда, ушёл в Бухару.

В Бухаре он надеялся, что о нём уже забыли и он опять, как и пятнадцать лет тому назад, начал играть проигрывая и выигрывая попеременно. Но когда его пригласили на крупную игру, один из игроков узнал его и сообщил своим подельникам. Тогда те решили отомстить ему   и навсегда отвадить его играть в Бухаре. Они подготовили альчики, которым заранее отломали грани, но чтобы они держались, приклеили косточки тестом, смоченным шербетом. Так косточки могли продержаться пару бросков. А на крыше дома, во дворе которого они устроили игру, разложили много булыжников.

И когда игра была в самом разгаре, один из подставных игроков сказал:

—  Говорят много лет тому назад, в Бухаре был игрок, Король альчиков. Имя его я не знаю, но он мог бросить любую комбинацию на крышу, да ещё по заказу соперника. Так ли это или враньё?

—  Да был такой, — сказал Ганифа разгорячённый игрой и не заметив подвоха.

— Интересно, кто-нибудь ещё может также? —  спросил соперник как бы невзначай.

— Я тоже так  я умею. Только ставка должна быть крупная, ну скажем, на все наши деньги, —  ответил Ганифа, опять ничего не подозревая.

— Я соглашусь, чтобы увидеть такое своими глазами, —  сказал соперник.

— Я готов. ответил Ганифа.

Все присутствующие разом заговорили и выбрав двоих судей отправили  их на крышу, чтобы те провели её. Оттуда пришёл ответ, что на крыше ничего постороннего нет.  И они спустились.

Всё ещё ничего не подозревающий, Ганифа взял альчики и приняв заказ соперника, бросил их на крышу. Альчики  упали и ударившись о булыжники рассыпались в разные стороны. А у одного откололись грани и поэтому вместо того, чтобы встать на грани он упал на бок.

И все кто был, человек шесть, с ними  Ганифа, соперник и как бы судьи, поднялись на крышу и увидев альчики,  соперник и судьи закричали:

— Мошенник, обманщик!

И стали его избивать, кто палкой, припасённой на крыше, кто булыжником.

А Ганифа увидев булыжники только и успел сказать:

— Вы меня подставили, сволочи.

Но его никто уже не слушал, его били все. А потом окровавленного и обмякшего, сбросили с крыши и тут же разбежались.

На крики и шум прибежали люди и увидев окровавленного человека, вызвали лекаря. Лекарь, которого в своё время обыграл Ганифа, забрал у него всё даже его инструменты, в отместку соврал, сказав, что человек умер.

И Ганифу отнесли в холодный подвал и оставили до утра, чтобы утром похоронить, как бездомного.

Придя в себя через несколько часов, Ганифаз вспомнил, что произошло вечером. Как кошмарный сон он вспомнил лекаря и его слова:

— Человек умер!

И понял он, что если его увидят живым, то посчитают это за проделки шайтана, а его сыном шайтана. Испугавшись своих мыслей, он с трудом поднялся на ноги и вышел из подвала. Светало и он прополз двор, как ящерица, боялся что его увидят. Перелез через плетень  и кубарем скатился к реке, что начиналась за забором. Смыв кровь  в реке, он спрятался в камышах и так просидел весь день в воде, избитый, голодный, промёрзший до костей.

Наступило утро и когда люди пришли хоронить его, и не найдя тело, они выбежали из подвала с криками:

— Шайтан! Это его рук дело! Ищите сына шайтана!

Жители города, группами по несколько человек стали искать Ганифу, до самой поздней ночи. А когда пришло время  и с минаретов всех мечетей Бухары призвали правоверных к намазу, люди перестали искать и ушли на молитву.

И только тогда Ганифаз вышел из камышей, еле живой, с трудом поймал рыбу и как зверь съел её вместе с потрохами и чешуёй. Одежда на нём была порвана, да к тому же вся промокла, он снял её, опять прополз двор и украл одежду, которая висела на верёвке. После этого он опять спустился к реке и пошёл вдоль неё, подальше из этого города, который когда-то провозгласил его Королём альчиков.

Молва о том, что Ганифа, Король альчиков, настоящий  сын шайтана, быстро распространилась по всем городам  страны. Караванщики и купцы, которых он когда-то обыгрывал, забирая последние товары и деньги, тоже  мстили ему в такой изощрённой форме, распространяя слухи и добавляя от себя невесть что. И куда бы Ганифа ни приходил, в Самарканд, в Коканд, даже в Багдад, везде он слышал:

—  Ганифа, бывший  Король альчиков, сын шайтана.

Нигде и никому Ганифаз не мог рассказать, кто он. Его убили бы тут же и любой правоверный мусульманин посчитал бы это за святость и никто бы это не осуждал.

Так поскитавшись по свету двенадцать лет, живя подаянием и воровством, он умудрился ни разу не попасться в руки ни властям, ни своим бывшим подельникам. Устав от всего и всех, больной и иссохший, он остановился в одном кишлаке, на ночь у одинокого старика. Старик пожалел его и обрадовался, что будет кому его похоронить. Он уговорил Ганифаза остаться жить у него и  тот согласился. Старик ухаживал за ним несколько дней и выходил его. И они стали жить вдвоём. Ганифаз стал помогать старику по хозяйству, полоть грядки, собирать  скудный урожай овощей. И каждый раз ударяя мотыгу о землю, он говорил прости меня отец, прости меня мама, прости меня брат, называя своих братьев по именам.

А когда приносил воду или колол дрова, опять просил прощенья уже у своих сестёр. Так они прожили год.  

И вот в один из дней старик сказал Ганифаз:

— Сынок, завтра через наш кишлак пройдёт караван. Сходи, купи нам материи,  мне на саван, а тебе на одежду. Совсем поизносился ты.

Ганифаз опустил голову и впервые в жизни заплакал, громко, горько, навзрыд. Долго плакал, пока не упал от бессилия. Успокоившись, присел на корточки на земле, сказал старику:

— Спасибо тебе отец за всё, что ты для меня сделал. Но, прости меня, я не смогу выполнить эту твою просьбу. Выслушай меня и рассуди сам.

И Ганифаз рассказал старику всю свою историю, от начала и до конца. А когда закончил добавил:

— Все меня считают сыном шайтана, даже отец с братьями и те прокляли меня. Если кто-нибудь узнает, что ты меня приютил, то и тебя не пошадят.

Где  бы мне найти такое место, чтобы меня никто не нашёл, а я бы умер своей смертью, никому больше не причиняя боли. Я бы давно утопился, но это грех, так меня учили родители, а я набожный мусульманин, хоть и паршивый сын и брат.

Долго молчал старик после услышанного, потом сказал:

— Есть такое место. Наверное Аллах его приготовил специально для таких, как ты. Далеко отсюда есть заброшенный кишлак. Все жители ушли из него, когда начали погибать домашний скот, птица, а потом и собаки. От нашего кишлака до того места идти семь часов, я укажу тебе дорогу. Одолеешь?  спросил старик Ганифаза.

— Одолею. А на что буду жить? Что можно там выращивать? — спросил в свою очередь Ганифаз.

— Там ничего не растёт, почвы нет, одна соль с песком. Но там развилка.  И если ты сможешь убедить караванщиков и купцов, то они остановятся рядом с кишлаком. И тогда они тебя и покормят. Ну что согласен? спросил старик.

— Да, согласен.  сказал Ганифаз, поникнув головой и добавил.

— Возможно я там и не выживу, но больше  никому не причиню вреда.

тихо, как бы самому себе, сказал вслух Ганифаз.

— Да, никому! —  так же тихо сказал старик.

Старик дал Ганифазу на прощанье хлеба, овощей, брынзы, вывел его за околицу и указал путь. Мужчины обнялись, затем Ганифаз поклонился ему в ноги, повернулся, воздел руки в небо и сказал:

— О Аллах! Я снова в путь, пусть это будет в последний раз!

Через некоторое время Ганифаз дошёл до кишлака. Нашёл полуразваленный дом из глины и соломы, починил его и стал там жить. Пока он чинил дом прибился старый и плешивый пёс, весь в клещах и голодный, еле на ногах стоит. Ганифаз посмотрел на него и сказал:

— Была у меня семья: отец, мама, шесть братьев и три сестры! Были у меня и богатство и друзья! Я был Королём альчиков Бухары! А теперь я такой же, как и ты — паршивый и весь в "клещах"! Мы достойные товарищи друг для друга. Будь проклят тот день, когда я выиграл первые свои золотые червонцы.

И Ганифаз с плешивой собакой уселись у порога, с надеждой глядя на развилку дороги.

Опрос
Вам нравится обновленный информационный портал?
Да, стало интереснее и удобнее
22%
Да, вижу много нового
12%
Нет, ничего не изменилось
12%
Нет, я ожидал от вас большего
24%
Пока не знаю, впервые здесь
29%
Всего проголосовало: 1137